• :
  • :
Russian (CIS)English (United Kingdom)
Понимание. Ответственность. Участие
Деньги - как навоз: если их не разбрасывать, от них будет мало толку. (Фрэнсис Бэкон)
Идеология идеального общества




Обратная связь

Войти на сайт


Квадрат Пифагора 
Позволяет определить задатки, склонности и способности, заложенные человеку в момент его рождения.

 

Социальная сеть Антакарана
Единое поле общения для людей, ориентированных на духовное развитие и самосовершенствование.


Книга Урантии
Электронная версия одного из уникальных мировоззренчкеских трудов второй половины ХХ века

Игра "Лила чакра"

Игра самопознания Лила создана в Индии много веков назад. С помощью игры Лила меняется жизнь и судьба.

МУСОРНАЯ ЭКОНОМИКА И ПАРАЗИТЫ ГЛОБАЛЬНЫХ ФИНАНСОВ

На вопросы Джастина Ритчи отвечает известный американский учёный-экономист Майкл Хадсон.

 

 

 

 

Джастин Ритчи: В своей книге "Убивая хозяина: Как финансовые паразиты и долговое рабство разрушают экономики", вы приводите эту метафору о паразитах и глобальных финансах. Не могли бы Вы объяснить, что под этим подразумеваете?

Майкл Хадсон: Сегодня финансовый сектор отделён от промышленного производства. Его основной связью с промышленностью является предоставление кредитов корпоративным рейдерам. Их цель – разбазаривание активов, они используют доходы для возвращения долгов финансовым покровителям (обычно держателям мусорных акций), а не для увеличения производства. Результат – высасывание доходов из компаний и из экономики, чтобы отдавать их финансовым элитам.

Эти элиты сегодня играют ту же роль, что и лендлорды при феодализме. Они взимают проценты и финансовые сборы, которые являются чем-то вроде налога, призванного поддерживать то, что классические экономисты называют "непродуктивной деятельностью". Вот что я понимаю под словом "паразитический".

Если кредиты не используются для финансирования производства и, следовательно,   увеличения прибавочной стоимости в экономике, тогда проценты должны оплачиваться из другого дохода. Именно это экономисты называют деятельностью с нулевой суммой. Такой процент это "трансфертный платёж", потому что он не играет прямой продуктивной роли. Кредит может быть предварительным условием, чтобы имело место производство, но он не является фактором производства как такового.

Самую печальную известность эта ситуация получила в международной сфере, особенно при кредитах правительствам, которые уже работают в ситуации торгового и платёжного дефицита. Власть имеет тенденцию переходить в руки кредиторов, поэтому такие правительства теряют контроль  и становятся менее демократическими.

Возвращаясь к использованию мной слова "паразит", любая эксплуатация или "бесплатный обед" подразумевает хозяина-носителя. В этом отношении финансы это форма войны, как внутри страны, так и на международном уровне.

В природе, по крайней мере, "умные" паразиты могут осуществлять полезные функции, например, помогать своему хозяину находить пищу. Но когда организм-носитель ослабевает, паразит откладывает яйца, из которых вылупляются личинки и пожирают хозяина, убивая его. Именно это делают хищнические финансы в сегодняшних экономиках. Они пожирают активы, не позволяя экономике расти или даже не позволяя ей восстановиться.

Самый важный аспект паразитизма, который я подчёркиваю, это необходимость для паразита контролировать мозг хозяина. В природе, паразит сначала притупляет осознание хозяином того, что он подвергается атаке. Затем пожиратель бесплатного обеда производит ферменты, которые контролируют мозги хозяина и заставляет его думать, что он должен защищать паразита – что этот пришелец является частью его собственного тела, даже обеспечивать ему особую защиту, как ребёнку.

Финансовый сектор делает нечто похожее, притворяясь частью экономики промышленного производства и потребления.  Счета национального дохода и продукта угрожают процентам, прибылям и другим доходам, извлекаемым Уолл-стрит – наряду с доходами секторов рантье, которых он поддерживает (собственников недвижимости, тех, кто сидит на добыче природных ископаемых, а также монополий) – как если бы эта деятельность добавляла что-то к валовому внутреннему продукту. Реальность в том, что всё это "вычитаемое" – трансфертные платежи из "реальной" экономики в финансовый, страховой сектор и сектор недвижимости. Поэтому я обращаю внимание на эти сектора как на главную форму накладных расходов в экономике, которую вынуждены нести финансиализированные экономики.

Что это означает в самых общих экономических терминах – притязание на обладание правами на финансовую и имущественную собственность не являются "факторами производства". Они являются внешними по отношению к процессу производства. Но они извлекают доход из "реальной" экономики.

Они также изымают и права на собственность. В сфере общественной инфраструктуры – дорог, мостов и так далее – финансовый сектор переходит в сферу лишения права выкупа. Кредиторы пытаются приватизировать то, что осталось в государственных секторах экономики должников. Покупатели этих активов – как правило, в кредит – добавляют выплаты по процентам и высокие рентные монопольные платежи к тарифам, которые они устанавливают.

Дж.Р.: Каково Ваше видение следующих нескольких десятилетий глобальной экономики?

МХ: Финансовые накладные расходы выросли настолько, что выплата процентов, амортизационных расходов и сборов сокращает экономику. Поэтому перед нами годы долговой дефляции. Это означает, что люди должны платить столько за обслуживание долгов, кредитных карт, студенческих займов, банковских кредитов и других обязательств, что у них остаётся всё меньше, чтобы тратить на товары и услуги. Таким образом, сокращается рынок. Новые инвестиции и занятость падают, и экономика сползает в нисходящую спираль.

Поэтому в моей книге одна из глав посвящена описанию того, как работает долговая дефляция. Результат – замедленный крах. Экономика просто становится всё беднее и беднее. Больше банкротов, и их имущество переходит кредиторам. Это происходит не только с собственниками домов, которые попадают в долги, но и с корпорациями, и даже с правительствами. Ирландия и Греция – это примеры того будущего, которое припасено для нас.

Финансиализированные экономики, как правило, поляризуются между кредиторами и должниками. Это динамика, которую Томас Пикетти в своей книге обходит молчанием, но его статистика показывает, что весь рост доходов и почти весь рост благосостояния, или чистые активы, уходят Одному Проценту, и почти ничего – остальным 99 Процентам.

В принципе, вы можете представить экономику как процесс, когда Один Процент всё больше загоняет 99 Процентов в долги, и выкачивает все платежи по процентам и другие финансовые сборы, со всего, что зарабатывает труд или бизнес. Чем больше зарабатывает семья, например, тем больше она может занять, чтобы купить дом получше в более хорошем районе – в ипотеку. Растущую цену на жильё в конце концов выплачивают банку и за 30-летний срок ипотеки банкир получает больше денег по процентам, чем получает продавец. 

Экономическая поляризация происходит и между странами-кредиторами и странами-должниками. Это раскалывает еврозону, когда Германия, Франция и Нидерланды находятся в лагере кредиторов, и с другой стороны Греция, Испания, Португалия, Ирландия и Италия (PIIGS) всё больше погрязают в долгах, безработице и жёсткой экономии – за которыми следуют эмиграция и бегство капиталов.

Эта внутренняя и международная поляризация будет продолжаться до тех пор, пока не разгорится политическая борьба за сопротивление кредиторам. Должники будут стремиться к отмене своих долгов. Кредиторы будут пытаться их собрать, и чем с большим успехом, тем больше они будут обескровливать экономику.

Дж.Р.: Вы говорите, что общепринятая экономическая теория и академическая наука выступают на стороне кредиторов? Почему это так?

М.Х.:  Торнстейн Веблен указывает, что корыстные интересы это главные спонсоры и покровители высшего образования в Америке. Вряд ли стоит удивляться, что они продвигают взгляды на мир с точки зрения банкира. Империалисты продвигают схожее, своекорыстное, мировоззрение.

Экономическая теория, как и история, пишется победителями. В сегодняшнем мире это означает финансистов. Они описывают банки как играющие производительную роль, как будто их кредиты создана для того, чтобы заёмщики зарабатывали деньги, чтобы погашать проценты, и всё же оставлять что-то для себя. Притворство, что банки финансируют создание производственного капитала, а не растаскивают активы. 

А какой ещё вы хотели пропаганды от банков? Классическому различию между производительными и непроизводительными (то есть экстрактивными) кредитами не учат. Результатом стало превращение общепринятой экономической науки в пиар-компанию за сохранение статус-кво, которым тем временем становится всё более несправедливым и поляризует экономику.

Дж.Р.: Обрушатся ли финансиализированные экономики? Оставив нефинансиализированные?

М.Х.: Один Процент, которому принадлежит основная часть сбережений в экономике, вполне готов обрушить общество в депрессию, чтобы взыскать долги по своим требованиям. Именно их алчность является причиной того, что мы находимся в состоянии экономической войны, во многом похожей на Войну сословий в Древнем Риме, которая сформировала Республику, с её столетием гражданской войны между должниками и кредиторами, в 133-29 гг. до н.э.

Аргентина уже рушится, что и следует ожидать от должников-стран Третьего мира, когда они соглашаются на меры жёсткой экономии от МВФ и его "условия" для выдачи кредитов, стремясь удержать свои валюты от обесценивания. Чтобы избежать положения, когда их вынуждают проводить такую пагубную и антидемократическую политику, этим странам, похоже, придётся перейти из орбиты США и Еврозоны в орбиту БРИКС. Вот почему сегодняшний финансовый кризис ведёт к новой холодной войне. Она настолько же финансовая, сколько и военная.

Дж.Р.: Что бы Вы бы посоветовали политикам для восстановления процветания в будущем?

М.Х.: Проблема в том, кому эти советы давать. Большинство политиков сегодня – по крайней мере, в Соединённых Штатах – это марионетки своих спонсоров, дающих деньги на их избирательные кампании. Президент Обама, в сущности, лоббист своей уолл-стритовской банды Роберта Рубина  в партии демократов. Подобного рода демагог не обратит никакого внимания на советы о политике, которые мог бы предложить я или другие экономисты. Их работа – не улучшать дела в экономике, а защищать спонсоров своих избирательных кампаний из числе Одного Процента за счёт экономики.

Но когда я приезжаю в Китай или Россию, советую вот что (пока, должен признаться, без особого успеха):

- Во-первых, обложить налогом земельную ренту и другую экономическую ренту. Сделать её налоговой базой. Иначе эта приносящая ренту земля окажется в залоге у банков, за проценты по кредиту, взятому для покупки приносящих рентные доходы активов.

- Второе, сделать банки учреждениями общественного пользования. Создание кредита это как земля или воздух: монополия, созданная обществом. Как органы государственной политики, они не будут играть в деривативном "казино", или давать корпоративные кредиты на поглощение рейдерам, или подделывать ипотечные документы.

- Третье, не приватизировать базовые коммунальные услуги. Государственная собственность даёт возможность поставлять эти услуги по разумным тарифам, или на основе субсидий, или бесплатно.  Это делает экономику более конкурентоспособной. Затраты на модернизацию общественной инфраструктуры могут покрываться за счёт системы налогообложения экономической ренты, а не зарплат.

Дж.Р.: Что в итоге получится?

М.Х.: Для Еврозроны жребий брошен. Страны должны выходить из зоны евро, так, чтобы государства могли создавать снова собственные деньги, и сопротивляться требованиям кредиторов раздербанить и приватизировать государственную собственность.

Для Соединённых Штатов, я не вижу согласованной альтернативы неолиберализму, выжимающему из экономики всё больше и больше процентных и рентных платежей, всё больше загоняющему переживающую сегодня экономический спад экономику в долговую яму.


Оригинал публикации: Junk Economics and the Parasites of Global Finance



Опрос

Человечество в глубоком кризисе. Что дальше?





Итоги



Актуальная тема

Виден ли свет в конце тоннеля?
Наша цивилизация находится в кризисе, который затронул все сферы жизни. Как будет развиваться ситуация в ближайшем будущем? (присылайте ваши комментарии на sovet-8@mail.ru )
Read more...

    • Комментарии
      На мой взгляд, сейчас нет ни баланса, ни кризиса – переходный период. Развитие науки и искусства ушло ...

      читать далее...



Наши партнеры

 

Общероссийское общественное движение "Путь России"  http://www.putrossii.ru/


ОТКРЫТАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

 fond2

 

 Эколого-просветительский центр  

МИР БУДУЩЕГО    http://mirbudushego.ru/



Наш баннер


Sovet-8 200x80 02